История и факты


В 2000 году трое инженеров из Института океанологии имени П.П.Ширшова

создали первый подводный Глубоководный Необитаемый Осмотровый Микроробот «ГНОМ».

Эта была инициативная разработка с практически нулевым стартовым капиталом, рассчитанная на «самораскрутку».

В начале


В начале 90-х на мировом рынке практически не было предложения по юрким, компактным, функциональным подводным роботам, работали мощные глубоководные машины, способные решать задачи под стать себе. Эти аппараты стоили дорого, да и далеко не всегда в деле нужны «богатыри».

Главные требования к роботу на этапе создания:

  • недорогой и компактный
  • лёгкий в управлении неподготовленным оператором
  • оснащённый видеокамерой
  • эргономичный внешний вид, дизайнерская проработка модели

Не было бы счастья, да несчастье помогло — один из первых ГНОМов в экстренном порядке был куплен МЧС и отправлен на обследование затонувшей субмарины «Курск» в 2000 году. Позднее ведомство серьёзно заинтересовалось разработками инженеров: был дан заказ на поставку двух аппаратов ГНОМ. После заключения договора инженеры полностью переключились на производство телеуправляемых подводных аппаратов (ТПА). Над первой тройкой аппаратов работали три человека — электронщик, программист и конструктор.

В ходе экспедиции МЧС на Байкал в 2002 году ТПА были протестированы в реальных условиях. Целью работ было экологическое обследование машин, провалившихся под лёд на переправе Сахюрта — Ольхон.

«Мы нашли и обследовали полтора десятка затонувших автомобилей на глубине 50-60 метров — до этого подобные операции техническим оборудованием не выполнялись - говорит директор ООО «Индэл-Партнер» Борис Розман. - Нам даже удалось через приоткрытое боковое стекло попасть вовнутрь одной из машин».

В мире 
По «зарубежной линии» почти сразу же посыпались предложения — разработчики «ухватили нитку».

«Где-то в 2002 году к нам в институт приезжала американская делегация — энтузиаст Боб Крист и его друг, миллионер, Скотт Бентли (в тот момент владелец soft-компании). Американцы заинтересовались разработками учёных и профинансировали проект. На эти деньги макет ГНОМа смог дорасти от концептуального проекта до опытного образца и разработчики сделали маркетинг-тест. Позднее Скот Бентли в Америке организует свою компанию по производству аналогичных подводных роботов, но собственной технологии, «Видео Рей» (VideoRay), которая на сегодняшний день выпускает порядка двухсот подводных аппаратов в год.

Большие перспективы Борис и сейчас видит на американском рынке, но для того, чтобы там работать требуются внушительные инвестиции в организацию сервисной точки. Не смотря на то, что американский аналог стоит дороже российского в два раза, заокеанские потребители купят свой именно из-за сервиса.

Сегодня аппараты неплохо продаются в четырёх десятках стран по всему миру, среди них — Корея, Китай, Индия, Хорватия, Австралия, комментирует Борис Розман: «Самая необычная поставка была на плотину в Уганду — позже нам выслали фото, где весьма чёрный человек держит в руках наш робот».

ТПА «ГНОМ». Африка / ООО «Подводная робототехника»
Последний рынок с постоянным спросом, на который вышел «ГНОМ» — предприятия аквакультуры. На хорошем уровне организованы поставки в Чили, которая занимает второе после Норвегии место по экспорту рыбы, выращенной искусственно. Подводные аппараты занимаются мониторингом состояния садков для выращивания рыбы.

Сейчас компания в составе 11 человек выполняет полный цикл производства и даже больше — рекламой и маркетингом также занимаются инженеры: «Мы все умеем делать всё, за исключением сложной электроники«, — подмечает Борис.

Бразильский дилер периодически проводит курсы управления ГНОМом, уже более 200 человек с познакомились с аппаратом. Зачастую это не только сотрудники частных компаний, но и студенты ВУЗов.

Курсы проходят на базе огромного переносного класса — в одной машине расположен бассейн, в другой всё оборудование. Пара грузовиков стоимостью 750 000$ катается по стране, возможность попробовать выполнить задания есть почти у каждого желающего. Дети осваивают управление роботом за несколько минут, хотя, чтобы познать все режимы требуется время.

В России
В 2011 году ООО «Индэл-Партнер» получило заказ от одной петербургской компании, которая поставляет поисково-осмотровые комплексы для ВМФ. Аппарат был поставлен, прошёл военную приёмку и теперь носит тельняшку.

Во время экспедиции ААНИИ в Карском море в 2013 году случился полу-драматический случай. К палатке учёных подошла пара белых медведей, исследователи бросили оборудование и были таковы на снегоходах. Чтобы отогнать мишек поднялся вертолёт и сдул палатку — всё оборудование, в том числе блок управления и батареи, попало в воду, тем не менее, после небольшого ремонта всё заработало. Российских комплектующих в роботе не много, это корпусные элементы, пьезодатчики, печатные платы и детали, произведённые здесь же с помощью 3D-принтера, остальные составляющие приходят со всего света.

В цифре
В работе компании были периоды, когда около ⅔ от всего объёма производимых аппаратов поставлялись за рубеж — в 2014 году за границу ушло 40% всех роботов.

По мере необходимости конструкция робота совершенствовалась — в неё было добавлено несколько изюминок, которые позволили аппарату получить выигрыш у конкурентов. В частности, вместо многожильного кабеля инженеры стали использовать тонкий и гибкий коаксиальный провод. Ряд подобных технологических решений позволил разместить робот в двух чемоданах размером немного больше дипломатов, суммарной массой 25 кг — на сегодня это единственный в мире ТПА таких массагабаритов. Сейчас налажено производство семи моделей аппаратов для глубин до 300 метров.

В перспективе
В перспективе Борис Розман будет развивать два направления — крупногабаритные подводные аппараты и массовый рынок ТПА. Первое — мощные, оснащённые аппараты, способные на начальном этапе погружаться на глубину до 600 метров. Второй класс подразумевает «выход в народ» — это «ГНОМы» типа «Бейби», например, для осмотра корпуса яхты или подводной части причала, где она остановилась.

Розман Борис Яковлевич / ООО «Подводная робототехника»

Говорит Борис Розман: «В мире порядка 30 миллионов маломерных судов — здесь я вижу совершенно необъятный объём рынка, правда пока его не существует. Для того чтобы «раскачать» спрос, нужен невероятно сильный маркетинг — давать объявления, участвовать в выставках, шоу и так далее. На это потребуются не малые деньги, с другой стороны нужно отработать технологию массового производства роботов. Помните, как 20 лет назад эхолот был экзотикой? Я считаю, что в той же струе будет развиваться и наша техника этого калибра».

Не менее важным считает Борис и рынок хобби-моделей — «где, как радио-управляемые модели вертолётов, самолётов» ГНОМы в упрощённом виде нашли бы своего покупателя.

С самого основания бизнес был рассчитан на самораскрутку, развитие подразумевалось с помощью реинвестирования средств. Как сказал основатель, где-то во второй половине 2000-х разработчики хорошо продвинулись, а на рынке подводной техники почти не было конкурентов. Однако, чтобы делать что-то более сложное, компании потребовалось намного больше оборотных средств. Несмотря на то, что предприятие почти с нуля смогло достигнуть уверенного положения в отрасли, самим катализировать процесс у гномовцев не выходит — кредитование в российских банках подчас разорительно. «Я считаю, для того, чтобы перейти на новую орбиту нужно не менее 100 миллионов рублей ежегодных вложений на три-четыре года. Сейчас мы занимаем 4-5 % мирового рынка, с нашей конкурентной технологией могли бы довести эту цифру до 20% — 30 %«, — подчёркивает Борис.

Рынок как никто толкает предприятие к развитию. Требования, которые диктуют покупатели, заставляют учёных сосредоточить силы на выполнении очередного сложного заказа. На сборку одного робота стандартно уходит две недели, если заказ сложный и материально обеснечен, к работе в потоке подключаются и студенты.

«Мы частенько думаем — давно пора сделать одно, втрое, третье, иначе мы отстанем, но как только появляется реальная цель, привлекаем все ресурсы, работаем очень напряжённо — другого выхода нет. Научно-технический потенциал у нас огромный — мы «варимся» в этом сообществе и видим, что можем гораздо больше, чем делаем сейчас», - рассказывает Борис Розман.

Восьмая модель, над которой в данный момент работают специалисты, будет близка к английскому аппарату «Фолькон» — это наиболее продаваемый аппарат следующего класса — массой 50-60 кг, мощностью до 2,5 КВатт, глубиной погружения 300 метров. «Попробуем потолкаться«, — отвечает Борис на вопрос о конкуренции в сегменте.

В заначке у разработчиков уже есть продуманная программа на 6-8 моделей вперёд. На аппараты в данный момент есть прогнозируемый спрос. Дальше это будет больший интеллект, для того, чтобы аппарат мог работать в автоматическом и полуавтоматическом режимах — устройство навигации, датчики и программное обеспечение, чтобы устойчиво работать в таких режимах. Но, к примеру, отказываться от провода разработчики не планируют, замечая, что это уже другой сегмент рынка.

«Государство должно покупать отечественную технику, если она конкуретноспособна на рынке. Однако до некоторых пор такие потребители как ВМФ, МЧС ориентировались на зарубежные аппараты. Есть предположение, что тут действуют лоббисты иностранной техники, ведь не смотря на то, что она часто ломается и порой не приспособлена для выполнения работ в наших условиях, её покупают. Я считаю, правильно давать высокотехнологичным фирмам, у которых есть перспективы, деньги в рассрочку на длительный срок — это очень просто сделать в масштабах страны. Нам нужно что-то продавать, чтобы на что-то разрабатывать», — подытожил Борис.

Источник: «Корабел.РУ»

Comments are closed.